Льюис Кэрролл
и загадки его текстов



И.Л.Галинская. Льюис Кэрролл и загадки его текстов

Глава III. РЕЗУЛЬТАТ ИССТУПЛЕННОГО СПОРА

     Мир  сказок  Кэрролла  необычен,  но  в  отличие  от  жизненного  мира,
воспринимаемого писателем как хаос, его сказочное  пространство  "отнюдь  не
является  хаотичным",  пишет  американская  исследовательница  Б.Л.Кларк   и
продолжает: "Взять хотя бы балладу "Джаббервокки", разве она разрушает  нашу
привычно организованную окружающую среду?" {Clark B.L. Op.cit. -  P.  129.}.
Действительно, некоторые слова баллады не имеют привычного значения, но, как
любят повторять лингвисты, грамматическая структура стихотворения  идеальна,
поскольку позволяет читателям точно определить части речи, каковыми являются
непонятные слова,  да  и  сочетания  гласных  и  согласных  в  кэрролловских
неологизмах вполне естественны  для  английской  фонетики.  В  подтверждение
вышесказанного невозможно, на  наш  взгляд,  обойтись  без  приведения  ниже
полного текста баллады:

JABBERWOCKY

Twas brillig, and the slithy toves
Did gyre and gimble in the wabe:
All mimsy were the borogoves,
And the mome raths outgrabe

Beware the Jabberwock, my son!
The jaws that bite, the claws that catch!
Beware the Jubjub bird, and shun
The frumious Bandersnatch!

He took his vorpal sword in hand:
Long time the manxome foe he sought -
So rested he by the Tumtum tree
And stood awhile in thought.

And, as in uffish thought he stood,
The Jabberwock, with eyes of flame,
Came wiffling through the tulgey wood,
And burbled as it came!

One, two! One, two! And through, and through
The vorpal blade went snicker-snack!
He left it dead, and with its head
He went galumphing back.

And hast thou slain the Jabberwock?
Come to my arms, my beamish boy!
A frabjous day! Callooh! Callay!
He chortled in his joy.

Twas brillig, and the slithy toves
Did gyre and gimble in the wabe:
All mimsy were the borogoves,
And the mome raths outgrabe.


     В русскоязычных исследованиях  творчества  Кэрролла  обычно  проводится
параллель  между  первой  строфой  "Джаббервокки"  и   знаменитой   формулой
академика  Л.В.Щербы:  Тлокая  куздра  штеко  будланула  бокра  и   кудрячит
бокренка" {В настоящее время отечественные  лингвисты  установили,  о  каких
животных, домашних или диких, идет речь  у  академика  Л.В.Щербы,  Вероятнее
всего, подразумеваются  дикие  животные,  поскольку  в  случае  с  домашними
животными названия  детенышей  в  большинстве  своем  образуются  от  другой
основы, чем названия взрослых особей: корова - теленок, свинья  поросенок  и
т.д. (сообщено И-В.Галактионовой).}, т.е. формулой, которая сконструирована,
несомненно,  под  непосредственным  влиянием  первой  строфы   кэрролловской
баллады. В четверостишии, которым начинается и заканчивается "Джаббервокки",
Кэрролл  показал,  как  следует   сохранять   грамматическую   оформленность
вымышленных  слов.  В  книге  "Структура  английского  языка"   американский
лингвист Чарлз  Карпентер  следующим  образом  демонстрирует  грамматическую
оформленность кэрролловских неологизмов:

Twas... ..., and the ....у ...s

Did .... and ...... in the ....:

All ..... were the ........s,

And the .... ....s ........

{Carpenter Ch. The structure of English. - N.Y., 1952. - P. 140.}.


     Хорошо   известна   кэрролловедам   и    история    создания    баллады
"Джаббервокки". Семья пастора Чарлза Доджсона, священствовавшего  вначале  в
Дэрсбери (графстве Чешир), а затем в Крофте  (на  границе  между  графствами
Йоркшир и Дарем), насчитывала одиннадцать детей,  и  Чарлз  Лютвидж  являлся
старшим из братьев. У Доджсонов было семь  дочерей  и  четыре  сына,  причем
заводилой всех детских игр и юношеских развлечений был Чарлз Лютвидж. В 1851
г. он навсегда осел в Оксфорде, а до того, начиная с  1843  г.,  "верховодил
единокровными сорванцами, впитывая магию и поэзию детства" {Падни Дж.  Указ.
соч. С.37.}.
     С 1845 г. и  на  протяжении  десяти  последующих  лет  в  доме  пастора
Доджсона было выпущено восемь рукописных литературных журналов, редактором и
автором которых являлся будущий писатель Льюис Кэрролл. Задолго до того, как
им был придуман знаменитый псевдоним, он  сочинил,  аккуратно  переписал  от
руки и лично  проиллюстрировал  журнал  "Полезная  и  назидательная  поэзия"
{Carroll L. Useful and instructive poetry / With an introd. by Hudson  D.  -
N.Y., 1955.-45 p.}. Кэрроллу тогда было тринадцать лет, а  журнал  сочинялся
для  семилетнего  брата  Уилфреда  и  пятилетней  сестренки  Луизы.   Журнал
представляет  собой  собрание  шестнадцати  стихотворений,  большинство   из
которых заканчивается моралью: "Ведите себя хорошо", "Думайте", "Никогда  не
дразни сестру" и т.д.
     Журнал "Полезная и назидательная поэзия" впервые был издан типографским
способом спустя пятьдесят шесть лет после  смерти  его  автора,  в  1954  г.
(рукопись же продали на аукционе Сотби в  декабре  1953  г.  за  220  фунтов
стерлингов) {Ibid. - P. 9.}.
     Когда отец писателя получил новый  приход  и  переехал  в  1843  г.  из
Дэрсбери в Крофт, в семье уже  было  десять  детей  -  семь  девочек  и  три
мальчика {Одиннадцатый ребенок  -  сын  -  родился  спустя  три  года  после
переезда в Крофт, и 1846г.}. Просторный деревенский  пасторский  дом  и  его
обитатели  могли  служить   примером   добропорядочности   и   благоденствия
английской викторианской интеллигентной семьи. Заводилой всех  детских  игр,
как уже было сказано, являлся третий ребенок в семье  и  старший  сын  Чарлз
Лютвидж. Для самых разнообразных игр,  которые  он  придумывал,  было  много
места и в доме, и в  саду,  окружавшем  дом.  Росший  у  дома  древний  тис,
получивший у детей прозвание "дерево-зонт", существует в той местности и  по
сей день, да и пасторский дом сохранился.
     Когда Чарлз Лютвидж сочинял свой первый детский журнал, он был учеником
Ричмондской школы-интерната, расположенной в нескольких милях от  Крофта.  В
Ричмонде он проучился полтора года, а затем был  переведен  в  школу  Регби,
закончив  которую,  в  течение  года  жил  дома,  готовясь  к  вступительным
экзаменам в Оксфорд. Именно в это время и были  созданы  рукописные  журналы
"Ректорский  журнал",  "Комета",  "Розовый  бутон",  "Звезда",  "Светлячок",
"Ректорский зонтик" и, наконец, "Миш-Мэш", для которого-то в 1855 г. Кэрролл
написал  четверостишие,  озаглавленное  "Англосаксонский  стих",   явившееся
впоследствии первой и последней строфами "Джаббервокки".
     В  предисловии  к  журналу  "Миш-Мэш"   (название   означает   "смесь",
"путаница", "мешанина"), написанном в том же 1855 г., автор привел  "краткую
историю" семейных домашних журналов. "Миш-Мэш" выпускался постоянно  с  1855
по 1869 г. Спустя тридцать четыре года после смерти автора, в 1932 г. журнал
"Миш-Мэш" был  опубликован  в  Лондоне  под  одной  обложкой  с  "Ректорским
зонтиком".  Правда,  сохранились  не  все  тетрадки  "Миш-Мэша",  выпущенные
Кэрроллом на протяжении пятнадцати лет {Carrol L. The Rectory  Umbrella  and
Misch-Masch. - L., 1932. - XIII, 193 p.}.
     Что же касается "Англосаксонского стиха", то в предисловии к "Миш-Мэшу"
Кэрролл иронично замечал: "Смысл этого фрагмента древней Поэзии темен, и все
же он глубоко трогает сердце" {Кэрролл Л. Приключения Алисы в Стране  Чудес.
- С. 124.}.
     Сказка "Алиса  в  Зазеркалье",  для  которой  Кэрролл  написал  балладу
"Джаббервокки", была закончена  в  1871  г.,  хотя  замысел  ее  возник,  по
свидетельству самого писателя, спустя несколько месяцев после выхода в  свет
в 1865 г. "Алисы в Стране Чудес". Оценка баллады  "Джаббервокки"  вложена  в
уста Алисы в самом начале "Зазеркалья": "Очень милые стишки, - сказала Алиса
задумчиво, - но понять их не так-то легко. (Знаешь, ей даже  самой  себе  не
хотелось признаться, что она ничего не поняла). - Наводят на всякие мысли  -
хоть я и не знаю, на какие... Одно ясно: кто-то  кого-то  здесь  убил...  А,
впрочем, может и нет..." {Кэрролл Л. Приключения Алисы в  Стране  Чудес.  С.
129.}.
     На русский язык балладу "Джаббервокки" переводили пять раз. Возглавляет
список перевод  Т.Л.Щепкиной-Куперник,  опубликованный  в  1924  г.  Баллада
получила название "Верлиока" {Переводы "Джаббервокки" приводятся нами  далее
без повтора первой строфы в конце стихотворения.}:

Было супно. Кругтелся, винтясь по земле.
Склипких козей царапистый рой.
Тихо мисиков стайка грустела во мгле,
Зеленавки хрющали порой.

"Милый сын, Верлиоки беги, как огня,
Бойся хватких когтей и зубов!.
Бойся птицы Юб-юб и послушай меня:
Неукротно свиреп Драколов".

Вынул меч он бурлатный тогда из ножон,
Но дождаться врага все не мог:
И в глубейшую думу свою погружен,
Под ветвями Тум-Тума прилег.

И пока предавался он думам своим,
Верлиока вдруг из лесу - шасть!
Из смотрил его   жар, из дышил его - дым,
И, пыхтя, раздыряется пасть.

Раз и два! Раз и два!... Окровилась трава..:
Он пронзил Верлиоку мечом.
Тот лежит не живой... А с его головой
Скоропясь полетел он скачом!

"Сын, ты зло погубил, Верлиоку убил!
Обними меня - подвиг свершен.
Мой Блестянчик, шала!... Урла-лап! Курла-ла!
Заурлакал от радости он... и т.д.

     Т.Л.Щепкина-Куперник, как  полагает  известный  отечественный  лингвист
М.В.Панов, создала неологизмы, прозрачные по строению, смешные,  придуманные
со вкусом и имеющие, в  отличие  от  кэрролловских,  очень  ясное  морфемное
строение {Панов М.В - О переводах на  русский  язык  баллады  "Джаббервокки"
Л.Кэррола // Развитие современного русского языка, 1972. - М.,  1975.  -  С.
243.}.  Говоря,  правда,  о  неясности  морфемного  строения   кэрролловских
неологизмов, М.В.Панов слишком категоричен, ибо  морфемное  строение  первой
строфы наглядно продемонстрировано в примере Ч.Карпентера, приведенном выше.
Что же касается неологизмов последующих пяти строф, ниже будет показано, что
и они имеют четкую морфемную структуру.
     В 1940 г. балладу перевели В. и Л.Успенские, дав ей название "Баллада о
Джаббервокке", что  лишь  до  некоторой  степени  соответствует  английскому
оригиналу. Дело в том, что суффикс "у", употребляемый в английском  языке  с
именем  собственным,  придает  последнему  значение   уменьшительности   или
ласкательности. Поскольку имя Джаббервокк у Кэрролла явно собственное, то  и
название баллады должно было быть переведено как "Джаббервоккушка", если  уж
его переводить, а не пользоваться мегодом транслитерации.

Итак, у В. и Л.Успенских баллада получает следующий вид:

Сварнело. Провко ящуки
Паробуртелись по вселянке;
Хворчастны были швабраки
Зелиньи чхрыли в издомлянке.

"Сын! Джаббервокка берегись:
Ужасны клюв его и лапа.
И птицы Джубджуб стерегись
И опаужься Бендерцапа!"

Взяв свой чумеч, он шел на шум,
Искал врага кровавологи
И подле дерева Тумтум
Остановился на дороге.

Стоит грозумчив и гневок, -
Вдруг огнеглазый и рычащий,
Дымясь восторгом, Джаббервокк
Летит к нему глумучей чащей.

Но вкривь-вкось чумеч кривой
Чикчикает над Джаббервокком,
И вот с отрубленной главой
Герой несется торжескоком.

"Как? Он убил его? Смотри!
Хитральчик мой, сынок лучавый!
О, харара! О, харара!
Какой денек героеславый"... и тд.

     Большинство слов в напечатанном в 1940 г. журналом "Костер" переводе В.
и  Л.Успенских,  считает   М.В.Панов,   имеют   "затуманенную   членимость",
неологизмы   у   переводчиков   получались   какие-то   странные,   лишенные
кэрролловского юмора. В  английском  тексте,  продолжает  М.В.Панов,  "слова
странны,  чудаковаты,  удивительны,  пародоксальны,  но  они  все-таки  явно
симпатичны" {Панов М.В. Указ соч. - С. 246.}. В переводе же В. и Л.Успенских
получились "слова-осьминоги", которые пугают читателя, хотя некоторые из них
вполне выразительны: "швабраки, чхрыли, грозумчив". Но и  эти  выразительные
слова - страшны {Панов М.В. Там же.}.
     В 1967 г. в болгарском издательстве литературы  на  иностранных  языках
был опубликован перевод двух сказок  о  приключениях  Алисы,  осуществленный
Н.М.Демуровой.   Балладу   "Джаббервокки"   перевела   для   этого   издания
Д.Г.Орловская, дав стихотворению название "Бармаглот":

Варкалось. Хливкие шорьки
Пырялись по наве,
И хрюкотали зелюки,
Как мюмзики в мове.

О бойся Бармаглота, сын!
Он так вирлеп и дик,
А в гуще рымит исполин -
Злопастный Брандашмыг!

Но взял он меч, и взял он щит,
Высоких полон дум.
В глущобу путь его лежит
Под дерево Тумтум.

Он стал под дерево и ждет,
И вдруг граахнул гром -
Летит ужасный Бармаглот
И пылкает огнем!

Раз-два! Раз-два! Горит трава,
Взы-взы - стрижает меч,
Ува! Ува! И голова
Барабардает с плеч!

О светозарный мальчик мой?
Ты победил в бою!
О храброславленный герой,
Хвалу тебе пою! и тд.

     Здесь, как видим, переводчица Д.Г.Орловская "потеряла" во второй строфе
баллады птицу Джубджуб, которая, по  всей  вероятности,  не  укладывалась  в
размер.
     М.В.Панов особо отмечает перевод Д.Г.Орловской как наиболее удачный. По
его мнению, переводчице  удалось  объединить  достоинства,  разъединенные  в
первых двух переводах: "У Орловской  слова-рыбы!  Ладные,  ловкие,  провкие,
гибкие, веселые" {Панов М.В. Указ. соч. - С. 247.}.
     В 1969 г. переводчик А.А.Щербаков  присваивает  балладе  "Джаббервокки"
название Тарбормошки", а ее протагониста называет Тарбормотом:

Розгрень. Юрзкие хомейки
Просвертели весь травас.
Айяяют брыскунчейки
Под скорячий рыжичас

"Сын мой, бойся Тарбормота!
Он когтист, клыкаст и лют.
Не ходи через болото:
Там ведь Цапчики живут!'

Быстрый меч берет он в руки
Стрембежит в лесной овраг,
И в овраге у корняги
Ждет, когда нагрянет враг.

Тяглодумчиво стоящий
Ожидает он и вот,
Бурворча, бредет сквозь чащу
Пламеглазый Тарбормот.

Он как крикнет! Меч как жикнет  Голова летит долой!
С ней под мышку он вприпрыжку
Возвращается домой.

"Победитель Тарбормота!
Дай тебя я лобзниму!
Урробраво! Привеслава!
Говорит отец ему..."  и т.д.

     Как видим, у переводчика А.А Щербакова птица Джубджуб также исчезла,  а
Бандерснэтч превратился в "Цапчиков". Дерево же Тумтум стало "корнягой".
     Наконец, в 1980 г. баллада "Джаббервокки" появилась в переводе  Вл.Орла
без названия и с пропуском первой строфы, которая осталась  только  в  конце
стихотворения:

"Ты Умзара страшись, мой сын!
Его следов искать не смей.
И помни: не ходи один
Ловить Сплетнистых змей!"

Свой чудо-юдоострый меч
Он взял и двинулся вперед.
Но полон дум, он под Зум-Зум
Раскидистый идет.

И вот пока он крепко шпал,
Явился Умзар огневой
И он на Рыбцаря напал:
Ты слышишь звонкий вой?

Да, чудо-юдоострый меч
Сильнее Умзара стократ!
Зверой побрит, Герой спешит
Спешит споржественно назад.

"Я победил его, Старик!"
"Позволь тебя я обниму! -
Вот это час, вот это миг!" -
Отец сказал ему.

Сверкалось... Скойкие сюды
Волчились у развел,
Дрожжали в ужасе грозды
И крюх засвирепел.

     В последнем переводе кэрррлловская птица  Джубджуб,  "объединившись"  с
Бандерснэтчем, превратилась в неких "Сплетнистых змей".
     Здесь следует напомнить читателю, что Льюис Кэрролл в "Зазеркалье"  сам
подробно объясняет (вкладывая  эти  объяснения  в  уста  Шалтая-Болтая)  все
неологизмы первой (и последней) строфы баллады "Джаббервокки".
     "Brillig"  (в  русских  переводах  "супно",  "сварнело",   "варкалось",
"розгрень",  "сверкалось"),  говорит  Шалтай-Болтай,  означает  четыре  часа
пополудни, когда начинаютварить обед. "Stithy" означает "lithe"  и  "slimy",
т.е. "гибкие или живые" и "скользкие". "Понимаешь, - объясняет Шалтай Алисе,
- это слово как бумажник.  Раскроешь,  а  там  два  отделения"  {Кэрролл  Л.
Приключения Алисы в Стране Чудес. - С.178.}.
     Комментируя введенное  Кэрроллом  понятие  "слово-бумажник"  (М.В.Панов
называет такие слова "саквояжными" или "чемоданными"),  М.Гарднер  замечает,
что подобных слов теперь немало во всех современных  словарях,  а  сам  этот
термин часто употребляется, когда говорят о словах, в которых "упаковано" не
одно  значение.  В  английской  литературе   большим   мастером   по   части
"слов-бумажников" был, конечно, Джеймс  Джойс.  В  "Поминках  по  Финнегану"
(кстати,  так  же,  как   и   две   "Алисы",   написанных   в   форме   сна)
"слов-бумажников" буквально десятки тысяч, включая  и  те  десять  "раскатов
грома" (каждый - в сотню букв), которые, помимо всего прочего, символизируют
падение Тима Финнегана с  лестницы  {Роман  Джойса  "Поминки  по  Финнегану"
повторяет название ирландской  баллады  "Finnegan's  Wake",  повествующей  о
подручном каменщика Тиме Финнегане, который, будучи пьян  во  время  работы,
сорвался с лесов и разбился, а когда друзья стали справлять по нем  поминки,
воскрес. В названии своего романа "Finnegans Wake" Джойс, правда,  отказался
от  знака  апострофа   перед   "s",   обозначающего   в   английском   языке
притяжательный падеж, поскольку  Финнсган  у  него  -  образ  собирательный,
подразумевающий всех мужчин в мире. См.  об  этом:  Галинская  И.Л.  Скрытый
смысл "Поминок по  Финнегану"  //  Человек:  Образ  и  сущность.  Эзотеризм:
Ежегодник / РАН ИНИОН. - М., 1995,}. Сам Шалтай-Болтай "упакован" в  седьмой
из этих  pacкатов:"Bothallchoratorschmnmmaromidgansmnuminarumdrmnstrumina_h_
u_m_p_t_a  _d_u_m_pwaultopoofoolooderamaimsturnup!"  {Цит.  по:  Кэрролл  Л.
Указ. соч. - С.178.}.
     Следующее  слово-нонсенс,  которое  Шалтай-Болтай  объясняет  Алисе,  -
"toves" (в русских переводах "кози", "ящуки", "шорьки", "хомейки",  "сюды").
"Toves", говорит он, суть нечто, похожее на барсуков,  но  одновременно  они
похожи на ящериц и на штопоры. "Это, должно быть, весьма забавные существа",
- откликается Алиса. Шалтай-Болтай добавляет, что эти зверьки строят  гнезда
в тени солнечных часов, а питаются сыром.
     Слово "gyre", которое далее объясняется у Кэрролла, отнюдь не  является
его неологизмом. Хотя "gyre" и заимствовано в  английском  языке  из  латыни
{Gyro, avi, atum, arc -  вращать,  кружить  (лат.).},  но  это  полноправный
английский глагол, означающий, по Кэрроллу, "кружиться и кружиться наподобие
гироскопа", а согласно словарям, он означает также "вертеться, вращаться"  и
употребляется в поэтическом языке. Так что переводчикам отнюдь не нужно было
придумывать  "необычные"  слова:  "кругтелся,   винтясь",   "паробуртелись",
"пырялись",  "просвертели",  "волчились".   Да   и   американский   лингвист
Ч.Карпентер зря поставил в своей схеме вместо глагола "gyre" прочерки.
     Глагол "gimble", объясняет далее Кэрролл устами своего героя,  означает
"буравить, словно буравчиком" {Gimble - также полноправное английское слово,
правда,  диалектное,  означающее  "корчить  рожу",  но  Кэрролл  придал  ему
дополнительное значение, новую коннотацию.},  a  "wabe"  -  "делянка  вокруг
песочных часов", догадалась сама умненькая Алиса. Шалтай-Болтай же уточняет,
что делянка эта простирается перед часами, за часами и, как добавляет Алиса,
с обеих сторон часов.
     Следующее  "слово-бумажник"  -  прилагательное  "mimsy",  которое,   по
Кэрроллу, одновременно означает "непрочный, тонкий" и  "жалкий,  убогий".  У
переводчиков баллады на русский язык кэрролловское "were mimsy"  приобретает
вид "тихо грустела", "хворчастны были", "хрюкотали", "айяяют","дрожжали".
     "Borogoves" - это у Кэрролла тощие, потертые птицы с торчащими  во  все
стороны перьями, похожие на живую швабру. В русских  переводах  -  "мисики",
"швабраки",  "зелюки",  "брыскунчейки",  "грозды".  Слово  "mome"   означает
"потерявшие дорогу" (сокращенное "from home"), a "raths" - "зеленые  свиньи"
(в русских переводах "зеленавки", "зелиньи", "мюмзики", "крюх"). И, наконец,
"outgrabe", заключает Шалтай-Болтай, это не то мычание, не то  прерывающийся
чиханием  свист.  В  русских  переводах  "хрющали",  "чхрыли",  "хрюкотали",
"засвирепел".
     Из всего вышесказанного следует, что  подразумеваемый  Кэрроллом  смысл
первого (и последнего) четверостишия баллады "Джаббервокки"  имеет  примерно
следующий вид:
     "Четыре часа пополудни. Скользкие и гибкие барсуки, похожие на ящериц и
на штопоры, кружились в вихре и буравили траву возле песочных часов -  перед
ними, сбоку и сзади. Тощие и  жалкие,  напоминающие  живую  швабру  птицы  и
потерявшие дорогу зеленые свиньи не то мычали, не то свистели, прерывая  эти
звуки чиханием".
     Баллада "Джаббервокки" обладает непринужденной звучностью и не  имеющим
себе равных совершенством, замечает М.Гарднер. Он  же  свидетельствует,  что
знавал множество любителей творчества Кэрролла, которые читают ее  наизусть,
хотя сознательно никогда не пытались балладу выучить {См об этом: Кэрролл Л.
Приключения Алисы в Стране Чудес. - С. 124}. Первая ее  строфа  представляет
собою неповторимый звукоряд, который, видимо, и не стоит пытаться  полностью
переиначить.
     "Джаббервокки" переводили на многие языки. Есть даже  два  перевода  на
латынь:  один  был  осуществлен  профессором  Тринити-Колледжа  в  Кембридже
Огастесом М.Ванситтартом, а другой принадлежит дядюшке Кэрролла  -  Хессерду
Х.Доджсону.  Переводчики  баллады  на  другие  языки   стремятся   сохранить
фонетическую оформленность хотя бы некоторых  кэрролловских  неологизмов.  В
переводе на  немецкий  язык,  например,  сохранено  звучание  кэрролловского
оригинала в словах "brillig, Toven, Waben, Burggoven, Rath". Во  французским
переводе аналогичных слов меньше, но они  есть:  "brilgue,  toves,  tnmimes,
momerade".  Между  прочим,  слово  "мюмзики",   употребленное   в   переводе
Д.Г.Орловской, является сколком аналогичного  слова  "mumsige"  из  перевода
"Джаббервокки" на немецкий язык, опубликованного вскоре после выхода  "Алисы
в Зазеркалье" в свет в 1871 г. Как рассказывает М.Гарднер, перевод этот  был
осуществлен специалистом по греческому языку Робертом Смитом, сотрудничавшим
с отцом Алисы Лидделл, и был опубликован в  журнале  "Макмиллан  мэгезин"  в
феврале 1872 г. Этот перевод, по мнению М.Гарднера, превосходен, отчего он и
включил полный его текст в свою "Аннотированную Алису" {Цит. по: Кэрролл  Л.
Приключение Алисы в  Стране  Чудес.  -  С.126-127.}.  Приводит  М.Гарднер  и
французский перевод баллады "Джаббервокки", принадлежащий Фрэнку Л.  Уоррину
и опубликованный в американском журнале "Ныо-Йоркер" в январе 1931  г.  {Там
же. - С.125-126.}.
     Имя  "Джаббервокк"  Кэрролл  составил   из   двух   слов,   взятых   из
англосаксонского и современного английского языков.  Писатель  сам  объяснил
происхождение имени "Джаббервокк". 6 февраля 1888 г. он  ответил  на  письмо
девочек из Бостонской классической  гимназии,  которые  просили  у  Кэрролла
разрешения назвать свой школьный  рукописный  журнал  "The  Jabberwock".  Он
писал  американским  гимназисткам:   "Мистер   Льюис   Кэрролл   с   большим
удовольствием дает редактриссам упомянутого журнала разрешение  использовать
название, которое им  нравится.  Ему  известно,  что  англосаксонское  слово
"wocer" или "wocor" означает потомок  или  плод  {"Offspring  or  fruit"  //
Carroll L. The selected letters...  -  P.173.}.  Если  принять  во  внимание
обычный смысл  слова  "jabber",  означающего  "исступленный  и  многоречивый
спор", то мы получим значение "результат исступленного спора".  Подойдет  ли
эта фраза к проектируемому периодическому  изданию,  решит  будущая  история
американской литературы. Мистер Кэрролл желает всяческого успеха задуманному
журналу" {Ibid.}.


<<<< | Содержание | >>>>






carroll.voroh.com